Поклонение волхвов (триптих Босха)

«Поклонение волхвов» — последний из триптихов Иеронима Босха, названный по сюжету центральной части

Поклонение волхвов
pinterest button

Центральная часть

Перед ветхой хижиной величественно восседает Богоматерь. Она показывает младенца волхвам, облачённым в роскошные одежды.

Не вызывает сомнений, что Босх намеренно придаёт поклонению волхвов характер литургической службы: об этом свидетельствуют дары, которые старший из «восточных царей» Валтазар возлагает к ногам Марии — маленькая скульптурная группа изображает Авраама, собирающегося принести в жертву своего сына Исаака; это — предзнаменование жертвоприношения Христа на кресте.

Нагрудник второго волхва — Мельхиора — украшен резным изображением ещё одной сцены из Ветхого Завета — посещения царя Соломона царицей Савской.

Третий, чернокожий Гаспар волхв держит в руке увенчанную орлом серебряную державу, на которой изображён Авенир, воздающий почести Давиду.

Поклонение волхвов
pinterest button Поклонение волхвов Босх (около 1450–1516), Public Domain

За сценой внимательно наблюдают оборванные крестьяне, которые выглядывают справа из-за стены хлева, а чтобы лучше видеть, лезут на крышу и карабкаются на деревья.

Пастухи увидели Иисуса в сочельник, но на посвящённых поклонению волхвов картинах XV в. они часто появляются в качестве зрителей.

Босх нарушает традицию, его крестьяне выказывают гораздо меньше благоговения, чем было принято изображать, их шумное бесцеремонное поведение контрастирует с величавым достоинством волхвов, и это важный нюанс — пастухов, как правило, отождествляли с иудеями, отвергшими Христа, тогда как «цари с Востока» — неиудеи — признали в младенце истинного Мессию.

Самый загадочный персонаж — это человек, стоящий в дверях хлева позади волхвов. Полуобнажённый — на нём лишь рубашка и багряный плащ, — с массивной короной на голове, с золотым браслетом на запястье, с прозрачным цилиндром, прикрывающим язву на лодыжке, он смотрит на Иисуса с какой-то двусмысленной улыбкой, в то время как на лицах его спутников написана нескрываемая враждебность.

Поскольку эти гротескные фигуры находятся внутри полуразвалившегося хлева — старинного символа синагоги, — было принято считать, что это либо Ирод и его лазутчики, либо Антихрист со свитой. То и другое не слишком убедительно, хотя связь этого персонажа с силами зла несомненна — о ней свидетельствуют демоны, вытканные золотом на полотнище, свисающем у него между ног. Они же изображены на предмете, который полуобнажённый персонаж держит в левой руке, причём, как ни странно, предмет этот не может быть ничем иным, кроме шлема второго волхва. Более того, фигурки демонов украшают и одеяния чернокожего царя и его слуги. Со всей очевидностью это говорит о языческом прошлом волхвов и о том, что до своего обращения ко Христу они занимались чародейством (отзвуки этого средневекового поверья можно найти в «Золотой легенде»). Известны также трактования этого образа, авторы которых видели в обнажённом персонаже царя Давида и отлучённого от церкви пророка Валаама.

Внутренние створки

На внутренней стороне створок триптиха изображены Святой Пётр и Святая Агнеса с донаторами.

Св. Пётр с донатором
pinterest button Св. Пётр с донатором Босх (около 1450–1516), Public Domain

Имя коленопреклонённой женщины — Агнес Боссюйсе, на это указывает фамильный герб и присутствие её святой покровительницы Святой Агнесы с непременным атрибутом — агнцем на заднем плане. Семейство Боссюйсе вместе с семейством Бронхорст, как об этом свидетельствует герб на левой створке, заказали этот образ, видимо, предназначенный для хертогенбосского собора.

Персонаж, сидящий на вязанке хвороста под дырявой крышей, сушит какие-то вещи над огнём. Вероятно, это Святой Иосиф, занятый сушкой пелёнок младенца Христа.

Св. Агнеса с донатором
pinterest button Св. Агнеса с донатором Босх (около 1450–1516), Public Domain

На заднем плане раскинулась привольная мирная долина, купающаяся в горячих лучах солнца. Золото неба у горизонта выше переходит в лазурную дымку — этот приём становится обычным в зрелом творчестве Босха.

Однако покой и мир пейзажа лишь видимость: зло обнаруживает себя во множестве мелких деталей, рассеянных по всей площади триптиха. Волк и медведь, к примеру, нападают на путешественников (это указание на непредвиденные препятствия, стоящие на жизненном пути человека).

Внешние створки

Триптих является одним из самых загадочных в творчестве Босха и заключает в себе символику, отсылающую к установлению мессы, как об этом свидетельствуют наружные стороны боковых створок с изображением Мессы Святого Григория. Папа Григорий Великий изображён служащим мессу, во время которой за алтарём появляется сам Христос в окружении сцен Страстей. Внешние створки написаны в монохромной коричневато-серой гамме, за исключением фигур донаторов.

Легенда о мессе Св. Григория, рассказывающая о чуде евхаристии, связывалась в эпоху позднего Средневековья с именем папы Григория Великого. Однажды, когда он служил мессу, его причетник усомнился, что в гостии (святых дара) действительно воплощены Кровь и Тело Христовы.

Внешние створки
pinterest button Внешние створки Босх (около 1450–1516), GNU 1.2

В ответ на горячую молитву папы, просившего дать какое-нибудь знамение, которое убедило бы маловера, на алтаре внезапно появился сам Иисус с орудиями Страстей и показал пять язв. Босх представляет это чудо в виде безмолвного духовного диалога между коленопреклонённым папой и Христом, восстающим из саркофага. Находящиеся у алтаря не замечают его, а причетник и два донатора хоть и не видят, но ощущают его присутствие.